Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

И Ленин великий нам путь озарил. Около 2000 екатеринбургских евреев отметили праздник Пурим в помещении городского театра. К сожалению, не все желающие смогли туда попасть.

Праздник начался с чтения раввином Екатеринбурга и Свердловской области р.

Зелигом Ашкенази Мегилас Эстер.

Затем труппа театра представила собравшимся «Пуримшпиль», постановку, рассказывающую о событиях, лежащих в основе Пурима.

Еврейский ансамбль подготовил концерт еврейской песни.

Празднование нашло отражение в местных средствах массовой информации. Журналисты отметили глобальные изменения, происшедшие в екатеринбургской еврейской общине после приезда в город раввина Ашкенази.

На следующий день состоялось чтение Мегилас Эстер в синагоге, временном здании, переданном общине после 50-летнего отсутствия в городе молельного дома. Расположено оно неподалеку от здания городской администрации, и стоящий там памятник Ленину, как шутят прихожане, указывает дорогу евреям на молитву.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать
Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать
Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

В костромской общине уже не первый раз отмечался этот самый веселый и беззаботный еврейский праздник Пурим.

Год назад к нам на праздник приехали двое молодых людей, ешиве-бохрим; они привезли с собой невиданные вещи: коробочки для цдоки, трещотки и, главное, Мегилас Эстер. К тому времени члены нашей общины уже привыкли к сборам миньяна по субботам, и установилось мнение, что молитва, как и Кидуш, относится исключительно к субботе.

А Пурим-5758 выпадал на четверг. В привычное время, в 10.30, собрались люди, надевали тфилин, молились, слушали Мегилу, обменивались шалах монес, подарками друг другу, была, наконец, праздничная трапеза. И, конечно, концерт, спектакль, песни и танцы.

В этом году на Пурим в Кострому приехал раввин Мойше Тамарин.

И было практически все то же самое: молитва, Мегилас Эстер, трапеза, представление.

Но на этот раз миньян был, и дважды: на Маарив 1 марта и после полудня 2-го, когда читали Тору, отрывок про Амолека. К Торе первый раз был вызван Давид-Ариэль Ошеров, председатель общины.

На трапезе присутствовало очень много людей. И представлений было два: одно давала труппа детей, воспитанников Бат-Шевы Тамариной, а другое — воскресная школа. С большим успехом выступили маленькие воспитанники ребецн, очень трогательные, чуть застенчивые.

Немолодые зрители, подопечные Хасдей Цион, не скрывали слез. Участники празднества разошлись только в 10 часов вечера 2-го числа.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать
Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать
Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Весьма уместными весной явились подарки, овощи и фрукты, доставленные евреям, которые сами по состоянию здоровья не могут приходить в синагогу.

Следует отметить, что без сотрудников и волонтеров Хасдей Цион не было бы ни миньяна, ни трапезы, ни такого количества людей. Они все приготовили, накрыли столы, они же разносили подарки по домам одиноким старикам. Празднование Пурима было бы, вероятно, невозможным без помощи Федерации еврейских общин СНГ, с которой взаимодействует председатель костромской общины Давид-Ариэль Ошеров.

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались. Как хорошо, когда могут общаться близкие по духу люди! Как замечательно, когда они при этом получают новые знания!

Как здорово, если все это происходит на природе, среди единственно вечной и незыблемой красоты! Устроить такой праздник общения, знания, отдыха для молодых еврейских семей Нижнего Новгорода решило руководство благотворительного фонда поддержки и развития еврейского образования, традиций и культуры «Ор Авнер — Хабад-Любавич НН» во главе с раввином Залманом Иоффе. Как оказалось, это начинание было не напрасным и, несомненно, принесло свои плоды.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Примерно 20 еврейских семей (в полном составе, с маленькими детьми) собрались в январе этого года в курортной зоне Нижнего Новгорода —Зеленом городе в еврейском лагере «Мишпаха».

Название это отнюдь не случайно.

Семья, родные, близкие люди, любовь друг к другу — вот незыблемые ценности еврейского менталитета, во многом, к сожалению, разрушенного, но от этого не перестающего быть значимым. Не случайно и в курсе лекций, прочитанных в лагере, много внимания уделялось проблемам взаимоотношений в еврейской семье, нравственным и интимным вопросам, возникающим в семейной жизни.

Каждой участнице семинара была подарена книга Рахели Нерии «Счастливая семейная жизнь», изданная Всеизраильским центром ревнителей чистоты семьи.

И пусть некоторые положения этой книги женщине, выросшей в России и абсолютно далекой от религиозных устоев еврейской семьи, покажутся неактуальными, сам факт знакомства с традициями, обрядами, законами семейной жизни евреев уже свидетельствует о возникших, пусть очень тоненьких, ниточках, связывающих прошлое и настоящее, религиозное начало и светскую жизнь. Не менее важным и интересным показалось участникам семинара изучение законов кашруса, тем более что вся жизнь в лагере протекала по определенным религиозным канонам. Пища была только кошерной, за этим следили раввин Залман Иоффе и его помощница, машгиах, совсем юная Рути Гуткина.

Перед едой выполняли обряд омовения рук, произносили соответствующее благословение.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

О кашрусе рассказывали и сам раввин Залман Иоффе, и приехавший из Москвы раввин синагоги в Отрадном Довид Карпов, и Анна Полина. Теоретические знания, полученные во время лекционных занятий, реализовывались на практике.

Так, Аня Полина учила молодых еврейских женщин готовить по законам кашруса. Это были преимущественно традиционные праздничные блюда: пончики, цимес, халы и т.д. На импровизированной домашней кухне царила удивительная атмосфера.

Когда все дружно месили тесто, плели халы, жарили пончики или терли морковь, возникало ощущение тепла и единства.

Рядом толклись маленькие члены семей, дети — символ еврейского счастья.

Для них было очень важно внести свою лепту в общее замечательное дело.

И, разумеется, самыми вкусными в конечном итоге оказались кривоватые пончики, слепленные детскими ручонками. Дегустацию всего приготовленного проводили в залитой светом столовой, за окнами которой таинственно синели великолепные заснеженные ели.

Обстановке уюта и доброжелательности, которые царили в лагере, способствовали и проведенные Яэль Иоффе конкурсы на знание еврейских праздников, законов кашруса, заповедей Торы. В легкой, непринужденной форме игры решалась важная задача — рассказать еврейской молодежи о многом, что обеспечит ей более значительную, плодотворную, интересную жизнь в будущем. Серьезные, почти академические занятия чередовались с разучиванием еврейских песен.

Вечера организовывала выпускница Нижегородской консерватории Шифра Вельяминова.

Особый интерес вызвал конкурс на исполнение «Хавы Нагилы».

Все его участники разделились с помощью жребия на команды, так что «семейных подрядов» не было. Самую, пожалуй, знаменитую еврейскую песню исполняли в разных стилевых манерах.

Друг друга сменяли романс, рэп, детсадовский и военный хоры.

И, конечно, не смолкали шутки и смех.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Для многих откровением явилось то, что еврейские женщины не должны танцевать с мужчинами. Поэтому по вечерам в кают-компании (так, с чьей-то легкой руки, стали называть зал, где проводили разные мероприятия) собирались только женщины.

Папы в это время учились самостоятельно укладывать детей спать. Мамы же присоединялись к Яэль, Шифре, Рут, Лее, танцующим замечательные, красивые, ритмичные еврейские танцы.

Утром на семинарских занятиях поднимались уже совсем другие вопросы: философские, исторические, религиозные.

Вероятно, наиболее глубокими были лекции раввина Довида Карпова, причем это вовсе не был монолог. Порой занятия превращались в оживленный диспут по главным вопросам человеческого бытия, пониманию философской сущности общечеловеческих ценностей, которые, как правило, пришли в мир из Торы.

Высокий профессионализм Довида Карпова, основательные знания, великолепная речь — все это, несомненно, оказывало влияние на аудиторию, заставляло многих задуматься над вопросами, прежде далекими для них, помогало по-новому взглянуть на мир и собственное мировоззрение. С весьма интересной лекцией о возникновении Государства Израиль выступила на семинаре кандидат филологических наук Наталья Гуткина. Семинарское занятие по азам иврита провела Марина Каган.

Программа семинара была настолько насыщенной, что, наверное, только по прошествии определенного времени можно будет оценить всю его значимость и плодотворность.

Рекомендуем прочесть:  Открыть ферму по разведению коз

Во время лекций дети не были заброшены. Они играли, смотрели мультфильмы, слушали библейские истории, учились писать буквы на иврите, рисовали, лепили.

С ними занимались уже упомянутая Шифра Вельяминова и две другие девушки — Ора Берент и Лея Виват. К сожалению, все это происходило в помещении.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Заключительным аккордом недельной лагерной симфонии явилась встреча Субботы.

Праздничному настроению способствовала даже некоторая суматоха, связанная с подготовкой к ней, когда участницы семинара помогали поварам приготовить еду на два дня. А потом наступило время зажигания свечей — поистине удивительного обряда, который каждый раз пробуждает в любом еврейском сердце (даже нерелигиозном) воспоминания, надежды на благополучие и счастье своей семьи.

Каждая женщина зажигала одну или две свечи, произносила благословение, просила Всевышнего за своих близких, просила об исполнении своих заветных желаний. Необыкновенно светлое чувство охватило всех, кто стоял у стола с горящими свечами.

Встречая Субботу, раввин Залман Иоффе читал молитву, вечные слова Торы, и все пришедшие на эту встречу, даже если это были люди, далекие от веры, в нужные моменты произносили: «Омен». Может быть, в эти часы они стали к ней чуть ближе.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Позднее в зале была праздничная трапеза.

И пение еврейских песен, удивительно мелодичных, веселых и печальных.

Торжественно происходило прощание с Субботой. Раввин произносил слова Авдолы, те самые, которые тысячи лет и в тяжелые, и в светлые времена произносили евреи. Закончился семинар в еврейском семейном лагере «Мишпаха».

Не все, наверное, удалось, и не для всех, возможно, были необходимы и интересны проведенные занятия.

Но для большинства из них эта неделя не прошла даром.

Люди разъехались по домам, согретые любовью и теплом, успевшие подружиться, узнать что-то новое о мире и о самих себе, увидеть какую-то полоску света в этом темном туннеле нашей нынешней нелегкой жизни. А ведь это главное, не правда ли?

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Вечер памяти ребецн Хаи-Муси в Петербурге Я смотрела на свою прослезившуюся маму и думала: «Вот это, наверное, и есть счастье».

Счастье, когда дочь поет песни на иврите, хотя я в ее возрасте не знала даже слова «иврит». Счастье, когда мы с мамой можем видеть, как в огромный банкетный зал гостиницы «Москва» вносят множество дополнительных стульев, чтобы усадить всех женщин, пришедших на вечер памяти Хаи-Муси Шнеерсон.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

На вечере пел хор девочек из школы «Бейт Сэфер Менахем», танцевали участницы ансамбля «Гилель» и ученицы еврейской школы №224, звучали еврейские мелодии в исполнении молодых музыкантов.

С большим успехом выступил вокальный дуэт «Лехаим». Смотреть и слушать, безусловно, очень интересно, но иногда хочется и самим потанцевать.

Такая возможность была предусмотрена для всех желающих: гостья из Израиля преподала им «урок» настоящих еврейских танцев, и трудно передать удовольствие и радость, азарт, с которыми плясали и молодые, и пожилые.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать
Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Наконец, на большом экране возникли прекрасные лица еврейских девочек, девушек, женщин, живших давно, и наших современниц.

Зрители ощутили неразрывную связь, которая существует между всеми еврейскими женщинами, между собой и теми, что на экране. На вечере их объединила память о женщине, чье имя было у всех на устах, — Хае-Мусе Шнеерсон, жене седьмого Любавичского Ребе. Из выступлений Сары Певзнер, Риты Кацман, Полины Менделевич присутствующие узнали многое о жизни этой благородной, великодушной и вместе с тем удивительно скромной женщине.

Ее стойкость и мужество перед любыми трудностями и невзгодами может служить примером для всех нас.

Это шмон это шмон первый лагерный закон слушать

Пусть память о Хае-Мусе Шнеерсон всегда живет в сердцах еврейских женщин.

ЛЕХАИМ — ежемесячный литературно-публицистический журнал и издательство.