Новый скандал вокруг роддомов Башкирии: Две уфимки умерли из-за врачебной халатности? Комментарии: 55

Напом­ним, совсем недавно два жутких случая произош­ли в родильном отделе­нии городской больницы № 3 Стерлитамака – од­на из рожениц погибла, другая – потеряла ребен­ка.

И вот теперь – но­вые трагедии. Родные 27-летней уфимки Регины А. до сих пор не могут свыкнуться с мыслью о том, что ее больше нет в живых.

Женщина умерла сразу после родов. Кроме новорожден­ного сына Аскара, у нее оста­лась пятилетняя дочь Рада. По словам родственников Регины, положенную койку в одном из уфимских роддо­мов она получила лишь на 10 месяце беременности.

Не­смотря на то, что роды бы­ли назначены на 8 января, в роддом женщину приняли только 20-го.

— До этого она четырежды приезжала в роддом с мужем, уже с сумками караулила две­ри, но каждый раз ей грубо отвечали, что мест нет, или просили не мешать работать, — рассказывает сестра Регины Лейсан Гумерова. — Когда Ре­гину наконец приняли, она звонила домой и плакала: в больнице все кричали на нее.

В медицинском свидетель­стве написали, что она умер­ла от эмболии амниотиче­ской жидкостью (это озна­чает, что околоплодные воды попадают в кровоток матери.

– Прим. ред. ). Но семья по­гибшей уверена: смерть Ре­гины – не несчастный слу­чай, а последствия врачебной халатности.

Теперь во всех этих вопросах придется раз­бираться следствию.

— Сейчас идет доследствен­ная проверка. После того как будет готово медицинское заключение о смерти, будет назначена экспертиза. По­сле нее станет известно, воз­буждать уголовное дело или нет, — сообщил нам следова­тель следственного отдела по Орджоникидзевскому райо­ну Александр Стрельников.

Еще одна трагедия произо­шла в другом уфимском род­доме. 28-летней Алие сделали кесарево, а спустя какое-то время она умерла от крово­течения.

Но близким роже­ницы сказали, что причиной смерти стал инсульт. — 27 декабря ей стало пло­хо, давление поднялось до 170, живот болел и ее тош­нило. Муж отвез ее в роддом. Она пролежала там пять ча­сов в таком состоянии.

Про­сила вызвать врача, который должен был сделать ей кеса­рево (по словам родных по­гибшей, с этим врачом была предварительная договорен­ность. – Прим. ред. ), а врач не пришел,- рассказывает тетя девушки Расиля Балхиярова.

По ее словам, в одиннад­цать часов девушка в послед­ний раз созванивалась с ма­мой.

Успела только сказать, что ей поставили капельни­цу и уже везут в реанимацию. Но после родов она так и не пришла в себя, потеряла мно­го крови.

— Чтобы спасти ее, 50 че­ловек кровь сдали, — говорит Расиля Балхиярова.

– Но все бесполезно. Врачи видели, в каком она состоянии, но ни­чего не сделали! Новорожденная дочь по­гибшей в течение месяца на­ходилась под наблюдением врачей. Сейчас ребенок чув­ствует себя хорошо.

А семья уфимки в поисках справед­ливости обратилась в След­ственный комитет.

Четыре смертельных случая в роддомах республики за послед­ний месяц – не слишком ли это много?

Перед нами цепочка слу­чайностей или самый настоящий кризис в системе здравоохране­ния? Ответить на эти вопросы мы попросили вице-премьера прави­тельства республики Лилию Гу­мерову.

— Я бы не делала предваритель­ных выводов о системном кризисе или череде случайностей, в про­блеме нужно разобраться. Сей­час я лично инспектирую все меж­районные медицинские центры, которые мы создали в прошлом году, общаюсь с главными врача­ми, пациентами, общественными деятелями.

Проблемы действи­тельно есть, — прокомментирова­ла «КП» вице-премьер правитель­ства Башкирии Лилия Гумерова . — Недостаточно хорошо отрабо­тано взаимодействие между му­ниципальными, межрайонными и республиканскими учреждения­ми здравоохранения, из-за отсут­ствия специалистов простаивает дорогостоящее медицинское обо­рудование, пока несовершенно законодательство. Для решения проблемы я пред­лагаю активней использовать ме­ханизмы общественного контро­ля.

Например, создать при каж­дом медицинском учреждении некий экспертный совет, в кото­рый вошли бы врачи, депутаты и представители общественных организаций, чтобы они хотя бы раз в месяц разбирали жалобы пациентов. Кроме того, нужно ме­нять отношение к работе самих врачей. Государство тратит на здравоохранение миллиарды ру­блей, но никакое оборудование не решит проблемы, пока врачи подходят к проблеме формаль­но, а не индивидуально к каждо­му пациенту.

Подобные истории с пе­чальным концом вызывают у меня только один вопрос: неужели женщины у нас – существа безмолвные? Для меня остается загадкой: как можно приехать в роддом со схватками или отошедшими водами и не добиться того, чтобы тебя приняли? Как во­обще можно дожить, напри­мер, до 10-го месяца (это я сейчас про первый случай говорю) и не обеспечить се­бе место в роддоме?

Лично я рожала по до­говоренности и этого не скрываю. Намного проще заплатить деньги, заранее увидеть врача, который бу­дет со мной на родах, и спать спокойно, зная, что как только начнутся схват­ки, врач приедет в роддом — в любое время дня и но­чи. Это мой личный выбор, за эти деньги я покупаю хо­рошее к се­бе отношение.

Мне важно, чтобы со мной вежливо раз­говаривали и доброжелательно ко мне относились.

Уверена, что можно и бесплат­но родить у прекрасно­го врача, но испытывать судьбу и надеяться на «авось» я не хочу. Рождение ребенка – это не тот случай, когда нужно экономить. Давайте мы будем доплачи­вать всем: продавцам на рын­ке, чтобы давали куски мяса получше, парикмахерам, что­бы стригли аккуратнее, журна­листам, чтобы писали только хорошие статьи.

Вот славная и беззаботная жизнь будет.

Если серьезно, подход «луч­ше заплачу» имеет право толь­ко если 1) таким врачам не будут платить зарплату из бюджета, 2) мы перестанем платить налоги на содержание этих людей. Но пока есть желающие заплатить, будут и претенденты эти деньги взять.

В хорошей, но государственной больни­це недавно хирург потребовал у меня 20 тысяч рублей за бесплатную и несложную операцию. Денег я платить не стал и к вра­чу этому принципиально больше не пойду. И хочется приложить усилия, чтобы врач этот там больше не работал, пото­му что пусть он хоть трижды за­служенный-пере­заслуженный и талантливый специалист, по сути, ничем не отличается от взяточников-бю­рократов, хорошо работаю­щих только за свой корыстный интерес, а на свои непосред­ственные обязанности глубо­ко наплевавший.

Кстати, несколько лет назад, когда моя жена рожала в самом обычном роддоме, никто у нее ничего не просил, не намекал, а уход был хороший. Нет, я не звонил «кому следует» и ничего не просил.

Потому что в каждой профессии есть честные и ответ­ственные люди, а есть настоящие подонки. — Вся медицинская помощь оказывается у нас бесплатно. Ино­гда пациенты сами хотят отблагодарить врачей, но они немного недооценивают заработную плату врачей.

Никто из врачей се­годня не бедствует.

Если подарок — рисунок или поделка, то, по­жалуйста, но не более.

— За работу специалист получает зарплату, поэтому благодарить его отдельно, думаю, не стоит. Ну, а если очень хочется порадо­вать человека, к примеру, учителя, то можно подарить цветочки. — Обязательно нужно благодарить!

Помимо зарплаты, человеку надо получать позитивные эмоции от своих пациентов, учеников.

Причем благодарность должна быть искренней. Вот мне неслож­но доставить человеку приятное, подарив ему шоколадку или пач­ку чая, да и просто сказав: «Большое спасибо».

— Не надо этого делать. Лучше поднять зарплату профессиона­лам, тогда тема денежных вознаграждений сама собой отпадет.

Са­мая лучшая благодарность — это большое человеческое спасибо.

— К сожалению, ситуация с «подарками», на мой взгляд, ярко от­ражает систему, существующую в современной России – бандит­ский капитализм. — Наверное, надо. Особенно учителей, они ведь столько сил от­дают детям.

Коробочка конфет, сувенир на Новый год, я думаю, многим приятно получать такие подарки. — Когда врачи оказывают большую помощь, то отблагодарить не только можно, но и нужно. У меня был случай: сильно заболела дочка, мы ее отвезли в детскую больницу, но она оказалась закры­той на ремонт, и нас спокойно, без вопросов приняли во взрослой, провели операцию.

Конечно, я этих людей отблагодарила. — Я бы вас отблагодарил за то, что меня выслушали. А если се­рьезно, за дело, за труд хорошему человеку любой профессии ни­какого подарка не жалко.